Афганистан: новая нарконапасть...

Афганские силовики бьют тревогу. Помимо традиционных маковых полей и героина страна стремительно втягивается в производство синтетических наркотиков – метамфетаминов («мет»), никоим образом с опиумом не связанных.
Так, если первый случай их изъятия (0, 004 кг) был зафиксирован в 2008 году, то в 2012 таких случаев было уже 99 (2, 675 кг), в 2016 – 196 (почти 55 кг), в прошлом, 2017-м, было выявлено 458 таких фактов и конфисковано свыше 216 кг зелья.
Статистика, другая достоверная информация, например, получившее в последнее время распространение внутривенное потребление «мета» среди инъекционных наркоманов, «чисто афганские» технологии получения стимуляторов и новых психоактивных веществ, свидетельствуют о еще большем усугублении наркоситуации в этой злосчастной стране.
Ситуация, в общем-то, легко прогнозировалась: воюющая скоро 40 лет и превратившаяся в международную наркожитницу страна была просто обречена на новый виток наркономики и наркоэкспансии. Отсутствие твердой власти, превращение наркотиков в основную статью доходов террористов, геополитика, наконец, как раз и являются не только сопутствующими, но и факторами, конкретно определившими именно такой ход событий.
В 1979-89 продукты конопли из страны вывозили в гробах, с «грузом-200». Потом здесь расцвел опиумный мак, вскоре наркобизнес переориентировался на героин, теперь вот, новый виток – стимуляторы амфетаминового ряда и психоактивы. А нужные для их производства прекурсоры идут, очевидно, по тем же каналам, по которым они поставлялись и для героиновых лабораторий.
Чем это грозит Кыргызстану?
Спайсы и прочие новые психоактивные вещества, наряду с метамфетаминами, становятся все более и более популярными на мировых черных рынках наркотиков. И наша страна, к сожалению, не исключение. Достаточно вспомнить их крупные изъятия хотя бы только в этом году: охраняемая дронами лаборатория, откуда «новые» наркотики распространялись по классическим схемам, а деньги отмывались через оффшоры и банки третьих стран. Ночной клуб 312. Февральское изъятие 20 кг спайсов в Орто-Сае. Чекистская операция, позволившая обезвредить международную наркогруппу, - подробности до сих пор засекречены...
Афганистан же, с его максимально развитой наркоструктурой и наркономикой, способен будет производить тонны новых типов наркотиков, постоянно совершенствуя этот процесс. В начале 1990-х вот так же начиналась экспансия опия, затем – героина. Помню первые его изъятия: 5 кг, 15, через неделю – уже 50, и дальше, как снежный ком.
Думаю, «нарконуворишей» в Афгане не появилось, и производством «мета», спайсов и пр. занимается та же классическая, поднявшаяся на опие и героине, наркомафия. Которая за многие годы практически уверовали в свою безнаказанность. А значит, по крайней мере в начале изменения наркосцены, будет использоваться прежняя нарко – инфраструктура, те же способы и методы поставок и т.д.
Выходит, новая «химия» пойдет на черные рынки России по так называемому «Северному маршруту» - через Таджикистан, Кыргызстан, Казахстан. Использоваться будут, в основном, старые проверенные, в том числе замешанные на коррупции, наркоканалы, не исключены и краткосрочные приграничные боестолкновения.
Определенная часть наркоконтрабанды будет оседать и у нас в стране. В этой связи хотелось бы обозначить нашим силовикам 3 основных, связанных с этим обстоятельством, момента:
1. Необходимо срочно, «в походном порядке», начать обучение личного состава прежде всего Службы по борьбе с незаконным оборотом наркотиков (СБНОН), ГАИ, пограничников и таможенников способам укрытия и камуфлирования небольших по объему партий наркоконтрабанды. Сюда относится и дрессировка служебных собак, заточенных, в основном, на обнаружение опиатов и продуктов конопли.
2. Кроме основной трассы Ош-Бишкек, по которой до того и шел главный наркопоток, следует обратить внимание на альтернативную дорогу, проходящую через Нарынский и Иссык-Кульский регионы. Ее строительство практически закончено, необходимо срочно создавать и оборудовать досмотровые посты, контрольно-пропускные пункты. Для пресечения наркоконтрабанды по альтернативной трассе следует немедленно выделить и обучить специалистов, – сегодня в Нарынской области, например, противодействием наркотизму занимаются всего 2-3 сотрудника СБНОН..
Возможно, в этой связи следует вспомнить опыт создания подвижных оперативных групп, в состав которых включаются представители СБНОН, таможни, пограничники, специально обученный четвероногий член такого вот смешанного экипажа. И не важно, кому в зачет пойдет статистика изъятого. Важен результат.
3. Обратиться к международному опыту. Хотя, положа руку на сердце, боюсь, полагаться здесь нам придётся в основном на себя...

Александр Зеличенко,
директор ОФ «Центрально-Азиатский центр наркополитики»
кандидат исторических наук, полковник в отставке

https://www.facebook.com/aleksandr.zelichenko/posts/10214829463223655

Оцените материал
(4 голосов)
Go to top
Локальный сервер Денвер.
Рентген кабинет